7 сентября наступил исторический для Украины день – 24 военнопленных моряка и 11 политзаключенных вернулись из российского плена и наконец-то смогли обнять своих родных. Пока Кремль незаконно удерживал их в тюрьмах, украинская сторона совместно с адвокатами работала над различными вариантами их освобождения. Адвокат Николай Полозов говорит, что это был нелегкий путь.

Россия захватила моряков в Керченском проливе 25 ноября 2018 года. Тогда пограничный корабль РФ протаранил буксир украинских военных, когда они законно переходили из порта Одессы в порт в Мариуполе. Россияне обстреляли и захватили украинские суда «Никополь», «Бердянск» и «Яны Капу». Кроме кораблей, Кремль взял в плен 24 украинских моряка.

Впоследствии украинцев арестовали в оккупированном Крыму и вывезли в московские СИЗО. Все они заявили следствию в РФ, что являются военнопленными. В конце мая Международный трибунал ООН по морскому праву также признал всех моряков военнопленными и обязал Россию немедленно вернуть их на Родину. Однако, Кремль несколько месяцев отказывался выполнять требования Трибунала, выдвигал украинцам нелепые обвинения и продолжал судилище над ними.

В августе появились разговоры о том, что Украина и Россия готовят большой обмен пленными. Этому способствовала и личная беседа Президента Украины Владимира Зеленского с главой Кремля Владимиром Путиным.

Утром 7 сентября Россия и Украина провели обмен по схеме «35 на 35». Самолет с пленными украинцами приземлился в киевском «Борисполе» около 14 часов. На Родину вернулись 24 военнопленных моряка и 11 политзаключенных: Роман Сущенко, Владимир Балух, Александр Кольченко, Николай Карпюк, Станислав Клых, Павел Гриб, Артур Панов, Сизонович Алексей и Олег Сенцов.

Политзаключенные Кремля вернулись в Украину / инфографика 24 канала

Журналисты 24 канала поговорили с координатором группы адвокатов моряков Николаем Полозовым. Читайте в эксклюзивном интервью о деталях обмена, угрозах его срыва, причинах, которые заставили Россию отпустить украинцев. Кроме того, юрист рассказал о продолжении уголовного дела против моряков в России.

Детали обмена пленными и важность решения Трибунала ООН

Состоялся действительно большой обмен удерживаемыми лицами между Украиной и Россией по схеме «35» на «35». Чем это важно?

Вполне очевидно, что, во-первых, неправильно называть это обменом. Не существует такой юридической категории. Это – взаимное освобождение с обеих сторон удерживаемых лиц из различных процессуальных обстоятельств: кого-то помиловали, а кому изменили меру пресечения. Но факт остается фактом – 35 человек вернулись на Родину.

Конечно, это событие не могло состояться без дела военнопленных моряков, поскольку именно оно послужило неким локомотивом для других политзаключенных и вообще для этого процесса.

Ключевым стало решение Международного трибунала ООН по морскому праву, после которого Кремль был загнан в угол. Россия не могла не выдать моряков, потому что неисполнение решения Трибунала привело бы к введению серьезных санкций против нее со стороны Запада. Но Кремлю крайне важно было артикулировать и называть все это не как исполнение решения приказа Трибунала, а сохранить лицо, добавить в этот список еще несколько политзаключенных и назвать все это таким большим обменом.

Поэтому, конечно, мы работали на результат, и нам было важно, чтобы все 24 захваченных украинских военнослужащих вернулись домой. Этого удалось достичь благодаря единой стратегии по их освобождению, и я надеюсь, что этот переговорный процесс, который начался, будет продлен.

В Украину вернулись 24 военнопленных моряка / инфографика 24 канала

То есть Вы связываете освобождение моряков Россией именно с решением Международного трибунала ООН?

Это только и исключительно благодаря решению Международного трибунала ООН. Потому что именно страх перед санкциями заставил Путина идти на переговоры.

Когда вы узнали о реальной возможности освобождения моряков и других политзаключенных из российского плена?

Переговоры шли достаточно долго и достаточно тяжело. Несколько раз они срывались, несколько раз были какие-то вбросы и фальстарты. Но когда моряков посадили возле СИЗО «Лефортово» в автобусы, я уже об этом знал. Это было утром 7 сентября.

Что было самым тяжелым в работе по освобождению моряков?

Самое первое – это очень трудное дело, ведь в нем большое количество фигурантов. Это беспрецедентное дело в России, поэтому мной была сформирована команда адвокатов, которая работала в рамках единой стратегии, в рамках единого направления. И конечно, эти организационные вопросы были очень непростыми. Но я благодарен всем своим коллегам-адвокатам, потому что они в этом случае работали очень профессионально.

Знали ли сами моряки, политзаключенные и их родные о том, что их будут обменивать?

До последнего момента никто не знал и им никто ничего не говорил. Конечно, моряки немного раньше знали, что какие-то события таки будут происходить, поскольку накануне некоторым из них оформляли загранпаспорта, чтобы они могли покинуть территорию России. Но ребята не знали, когда именно произойдет их освобождение – завтра, послезавтра или через неделю. Поэтому все находились в невыносимом ожидании.

Их родные также не знали. Когда уже всех близких организованно собрали, конечно, они понимали, что едут встречать пленных.

Украинские моряки вернулись из российского плена / фото 24 канала, Ростислав Лабенский

Что говорят сами моряки сейчас, после освобождения и возвращения в Украину?

Они были очень рады увидеть своих родных и близких – матерей, жен, детей. И конечно же, все моряки говорят о том, что они хотят в море, хотят продолжить свою службу. После 9 месяцев, проведенных в тюрьме, конечно, им снова хочется выйти в пространство.

Некоторые из моряков после возвращения из плена говорили, что если бы у них был приказ или решение снова проходить через Керченский пролив, они бы пошли. Насколько это опасно?

Они военные и их задача – выполнять приказ. Они выполняли свой приказ и 25 ноября. И крайне достойно и достойно вели себя, находясь в плену.

Я более чем уверен, что если бы снова поступил приказ обратно идти из Одессы в Бердянск, моряки бы так же пошли.

Они военные и понимают те риски, которые несут во время службы.

Об уголовном деле против моряков в России

Россия отпустила моряков под личное поручительство обмудсмена Людмилы Денисовой. Что это значит с юридической точки зрения?

Это означает, что уголовное дело против моряков не прекращено. Это обосновано тем, что российская сторона опирается на пункт 119 приказа Трибунала. В частности, Трибунал не запретил России продолжать это уголовное дело. Поэтому моряки до сих пор остаются в РФ в статусе обвиняемых и дело продолжается.

Сейчас мы остановились на стадии ознакомления с материалами уголовного дела. В связи с этим для моряков существует риск того, что если они не будут являться по вызову в суд или к следствию, Россия может объявить в розыск и даже в международный розыск.

Как дальше будет проходить расследование в отношении моряков?

Это зависит прежде всего от продолжения политических переговоров относительно этого дела. До сих пор Россия не выполнила решение Трибунала о возврате захваченных кораблей. Таким образом, эти переговоры будут продолжаться.

На каком этапе переговоры по возвращению захваченных на Азове кораблей?

Россия обязана их вернуть, потому что это пункт Международного трибунала ООН. И пока корабли не возвращены, говорить о том, что его условия выполнены, нельзя. Вопрос возвращения кораблей также будет решаться непосредственно во время дальнейших переговоров.

Будете ли Вы и дальше сотрудничать с моряками уже здесь, в Украине?

Дело против моряков до сих пор продолжается в России, оно не закрыто. Поэтому мы свою работу продолжаем.

Об угрозах и срывах обмена пленными

Что помешало тому, чтобы обмен состоялся раньше?

Ну, первое – это нежелание Кремля их отпускать. Кремлю было важно получить пропагандистский эффект от их захвата. И до решения Трибунала, в принципе, ничего не мешало Кремлю их удерживать.

Уже после 25 мая, когда Трибунал вынес соответствующее решение, это дело стало токсичным для Кремля, и Путин начал искать пути решения, благодаря которым можно было бы освободиться от моряков и от возможных санкций за их содержание.

Были ли угрозы срыва обмена?

Было несколько срывов переговоров. Это было обусловлено тем, что ряд политических сил в России и в Украине пытались использовать политзаключенных и военнопленных моряков как политическую разменную монету, получать с этого политический интерес. И это препятствовало процессу переговоров.

В СМИ часто появлялись различные заявления адвокатов по обмену, предварительные даты обмена, которые потом оказывались фейками. Насколько такие информационные вбросы вредили делу освобождения моряков?

Ну первое, это сильно ударяло по родственникам пленных. Делая такие заявления, их чувства и переживания никто не принимал во внимание. По этой причине я и другие наши адвокаты отказались от каких-либо комментариев до того момента, пока не начался процесс освобождения украинцев.

Адвокаты украинских моряков и пленных тщательно скрывали весь процесс обмена, в то время как российские наоборот старались издавать как можно больше манипулятивных заявлений. С чем это связано?

Это обусловлено в основном этической стороной вопроса. Наши адвокаты понимают, что такие заявления могут нанести вред родственникам и близким политзаключенных и военнопленных. А те адвокаты, видно, об этом не думали.

Эмоциональная встреча политзаключенных в «Борисполе» / фото 24 канала, Ростислав Лабенський

О работе власти над освобождением украинцев из плена РФ

Какой вклад в процесс освобождения моряков и политзаключенных сделал президент Владимир Зеленский? Кто еще, кроме него, больше всего приобщился к тому, чтобы украинцы вернулись домой?

В деле военнопленных моряков на разных стадиях принимали участие и Мустафа Джемилев, и безусловно омбудсмен Людмила Денисова, и представители МИД Украины и Министерства обороны. К этому делу было привлечено много людей.

Конечно, президент Зеленский вел непосредственные переговоры с Путиным. Однако, серьезные наработки были сделаны еще предыдущей властью.

Можно ли утверждать, что если бы Зеленский не имел прямых разговоров и договоренностей с Путиным об освобождении украинцев, то обмен бы не состоялся?

Я могу сказать так: даже если бы не было переговоров Зеленского и Путина, то решение Трибунала очень сильно давило на Путина, и в конце концов моряки были бы освобождены в любом случае. Я не могу говорить за всех остальных политзаключенных, но про моряков точно могу сказать, что само решение Трибунала обусловило их освобождение.

Команда президента общалась с Вами и другими адвокатами, согласовывала свои действия?

Безусловно. Мы координировали свои действия в первую очередь с омбудсменом Денисовой. Уже через нее мы сотрудничали до выборов с командой пятого президента Петра Порошенко, а после выборов с командой новоизбранного главы государства Владимира Зеленского.

Немало людей говорит о том, что сейчас, когда в Украину вернулись 35 наших граждан, Киеву придется идти на какие-то уступки России.

Я не являюсь участником переговоров, меня туда не приглашали и не приобщали, поэтому я не могу ответить на этот вопрос.

Об освобождении других пленных из России

На каком этапе сейчас работа по освобождению остальных украинцев из российского плена?

До сих пор в российских застенках остаются более 110 украинских политзаключенных. Большинство из них – более 80 человек – крымские татары. И конечно, они также надеются, что смогут вернуться на Родину в ближайшее время.

Мне известно, что переговоры по их освобождению ведутся и дальше. Однако, меня не приглашали для участия в этих переговорах, и я не могу сказать, на какой они стадии, какие списки составляются, и какие политзаключенные будут в них включены.

Есть ли шансы, что новый обмен может произойти еще до конца 2019 года?

Это все зависит от успеха переговоров.

Сколько украинцев остаются в плену врага / инфографика 24 канала