В начале 90-х в Украине, которая отделилась от Москвы, строили самолеты, корабли, ракеты, автомобили, электронику, разнообразное оборудование, производили миллионы тонн хлеба мяса и молока. Большинству украинцев казалось, что как только мы перестанем кормить Москву – дефицит как явление исчезнет. Медовые реки и кисельные берега – вот реальность, которая должна была наступить со дня на день.

Это третий выпуск из цикла «Независимость. Как это было», в котором речь пойдет о том, как Украина пыталась порвать с совковой экономикой и построить рыночную. В предыдущих выпусках – речь шла об украинской политике и об обороноспособности.

О том, с чего все начиналось, как никто знает первый президент Украины Леонид Кравчук.

То что были просчеты в управлении государством, здесь нет даже вопросов, потому что это впервые делалось в Украине. Украина не была независимым государством, она была частью Советского Союза,
– заявил Леонид Кравчук.

Начало независимости и сопротивление России

Сегодня никого не удивишь тем, что немецкие автомобили собирают из китайских запчастей, а американские телефоны и вовсе производятся в Китае. Почему же это стало проблемой для Украины? Для развития экономики необходима международная торговля. После падения железного занавеса в Украину потоком хлынули иностранные товары, а что могло предложить миру наше государство? Было необходимо налаживать партнерские отношения с западными странами, а это, как собственно и сейчас, требовало реформ.

Часто можно услышать сравнение с Польшей, мол быстрые реформы и шоковая терапия создали там предпосылки для дальнейшего роста. Но первый президент страны считает, что все не так однозначно.

«Когда Советского Союза не стало, то порвались связи, в том числе и финансовые, а новые мы так быстро не могли построить (связи между Украиной и другими странами, новые отношения – 24 канал). Мы остались со сложной экономикой, что привело к серьезному кризису и инфляции», – заявил Леонид Кравчук.

Он вспомнил разговор с президентом СССР Ельциным, который говорил, что у России нет денег.

Все деньги тогда печатались в Москве, Киев их не печатал. Мы получали определенную сумму денег для оборота внутри страны, а когда государство как единое (имеется в виду Советский Союз – 24 канал) перестало существовать, то что нам делать с деньгами? Ельцин сказал, ну, а что вы предлагаете? Я предложил установить переходный рубль, но он не согласился,
– сказал первый президент Украины.

Кравчук отметил, что в Москве понимали, что тогда часть национального дохода перейдет к республике. «И мы тогда были вынуждены печатать купоны», – добавил он.


Леонид Кравчук

Приватизация, национализация и появление олигархата

Реформы делать было необходимо и прежде всего – начать приватизацию. Однако эффективно и быстро провести разгосударствление мы оказались не готовы.

Давайте вернемся в 1994 год, избрание нового президента Кучмы. У него, как директора военного завода, варианты действий: компрадорская буржуазия, иностранная буржуазия, конкурентная экономика, олигархат. С точки зрения тогдашней элиты, единицы которой осознавали три первых варианта, олигархат был почти безальтернативным вариантом. Мы получили советскую модель, которая могла на короткой дистанции перепрыгнуть только в олигархат,
– объяснил нардеп II-V созывов, соавтор Конституции Украины Роман Бессмертный.


Роман Бессмертный

Не готовы мы были не только психологически. Этому существует и вполне прагматичное объяснение. Процесс разгосударствления затянется на долгие годы, фактически, он продолжается до сих пор.

Контроль над государственными предприятиями дает возможность приватизировать прибыли и национализировать убытки, так как это продолжает оставаться государственным предприятием, и мы это дальше наблюдаем. Между прочим, хочу предостеречь новую власть: я это вижу и при ней,
– отметил экономист, министр экономического развития и торговли (2014) Павел Шеремета.


Павел Шеремета

Приватизация началась в 1992 году, а основной ее этап пришелся на период президентства Леонида Кучмы. Передать государственные предприятия, которые были собственностью всего народа, в руки эффективных собственников – граждан – которые должны были стать акционерами сотен тысяч предприятий – вот какая цель декларировалась тогда. Однако принцип: «Общее – значит ничье» показал себя здесь с худшей стороны.

Именно в этот момент рождаются олигархи. Те, кто были хитрее и более циничнее других, массово, за бесценок, скупали акции украинцев. Таким образом несколько сотен человек получили куски государственной собственности на сотни миллионов и даже миллиарды долларов, остальные остались с носом. А что хуже всего – рынок так и не заработал, зато – мы получили олигархов-монополистов в целых отраслях экономики.

Грубо говоря, младоолигархи часть заводов порезали на металлолом, вырученные средства вложили в политику и влияние на нее. И теперь уже получали дотации из государственного бюджета на отрасли, которые сами по себе приносили им сверхприбыли.

Другим источником обогащения в особо крупных размерах всегда в Украине был – да и пока остается – транзит российского газа. В 90-х руководительницу корпорации «Единые энергетические системы Украины» Юлию Тимошенко называют газовой королевой. В 2000-х – это место с известной компанией «РосУкрЭнерго» займет Дмитрий Фирташ. По сути эти частные компании были посредниками между Россией и потребителями в Украине. Работая только на бумаге, они клали миллионы себе в карман. Иногда даже за газ не рассчитывались. И Россия эти схемы всячески поддерживала.


Дмитрий Фирташ и Юлия Тимошенко

Введение гривны

Одним из ключевых этапов становления украинской независимости станет введение украинской национальной валюты гривны. Наверняка многие обращали внимание: на старых монетах и ​​купюрах год чеканки указан 1992, но в обращение они были введены только в 1996 году. Олег Рыбачук был одним из руководителей Национального банка в 90-х.

Первую партию гривны завозили из Канады, и это была почти детективная история. Однако уже вскоре стало очевидным, чеканить валюту лучше дома. Хотя и не без сложностей, в Украине построили один из самых современных на то время банкнонтно-монетных дворов. Кроме того, Украина первая среди постсоветских стран ввели собственную банковскую электронную платежную систему. Денежная реформа была готова, но прежде чем стать одной из самых успешных в Украине – надо убедить людей, что все будет честно.

По словам Рыбачука, в условиях страшной секретности Украина договорилась с Канадой о выработке национальной валюты на их банкнотно-монетном дворе. Это была первая страна, которая признала независимость Украины. Бывший глава Национального банка объяснил, что гривны печатались и накапливались в Канаде. А уже где-то в 90-х, когда готовилась денежная реформа, то валюту решили перевезти в Украину танкерами.


Олег Рыбачук

Рыбачук утверждал, что это была огромная спецоперация. О которой знал Леонид Кучма, служба безопасности и внешняя разведка. Танкер шел из Канады через Мальту, а в этот момент многие держались за сердце, потому что танкер вез большой запас гривны, для которого не хватало даже хранилищ.

Я хорошо помню, когда меня послали, как представителя Национального банка, в Москву на встречу центральных банков. Тогда Герасемов, а это их легендарный банкир, спросил про рублевую зону, а я поднял руку и сказал: «А вы можете объяснить почему рубль? Почему рублевая зона? Может нам свой доллар ввести?». И там все эти узбеки и таджики молчали, ведь это только Украина одна такое может,
– вспомнил Рыбачук.

«Тогда очень распсиховался глава центрального банка, но не смог мне объяснить «почему». Я сказал: «Украина не считает, что она должна быть в рублевой зоне. Если мы в рублевой зоне, у нас нет независимости. Я представитель национального банка, скажите, как мы можем быть независимы? У нас должна быть своя денежная единица», – рассказал Олег Рыбачук.

Сельское хозяйство

Еще один сектор, реформу в котором начали в 90-х и не завершили до сих пор – сельское хозяйство. Земля издавна является болезненным вопросом для украинцев. Вопрос снятия моратория на продажу земли с того времени поднимали ежегодно. И в этот, 2019 год, тоже. Новый президент обещает окончательно его отменить. Популисты продолжают пугать украинцев крупными холдингами или иностранцам, которые скупят всю землю. Однако бояться надо не этого.

Уже в конце 90-х Украина встроилась в мировую экономику и заняла там свое место. Весь мир покупает наш металл, зерно, подсолнечное масло. С одной стороны это помогает привлекать деньги из-за рубежа. Но есть и минусы – наша сырьевая экономика до сих пор является очень уязвимой перед мировым кризисами.

Интеграция Украины в мировую экономику продолжалась с момента восстановления независимости и до 2013 года. Это происходило с переменным успехом, но стабильно. Последней попыткой остановить этот процесс стал отказ Януковича подписать договор об ассоциации с ЕС. «Таможенный союз» – российская интеграционная альтернатива – для украинского общества оказалась неприемлемой. А дальнейшие события войдут в историю под названием «Революция Достоинства». Янукович и его правительство сбегут из страны, оставив за собой пустую казну.

Экономика после побега Януковича и в настоящее время

Одна из главных проблем, с которыми столкнулась новая власть после бегства Януковича – это коррупция. Те, кто разворовывали народное имущество в 90-х, и пришли к власти в 2000-х, смотрели на государственный бюджет, как на свой кошелек. Единственный вопрос, который перед ними стоял – как придумать новую схему, как грязные деньги перевести на свой счет. С помощью коррупционных схем так называемая семьи Януковича украла из бюджета около 10 миллиардов долларов.

«Мы сразу, в первый полный рабочий день, создали рабочую группу, которая занялась подготовкой нового закона о государственных закупках. Я сразу включил в эту группу также специалистов из Всемирного Банка, Европейского банка реконструкции развития и Transparency International. И попросил их следить за отсутствием коррупционной составляющей в этом законе и за тем, чтобы он был европейского наивысшего мирового качества «, – рассказал экономист, министр экономического развития и торговли (2014) Павел Шеремета.

Приблизительно через две-три недели они мне сказали, что редакция готова. Очевидно, что я работал с группой тоже, но я ждал оценки именно этих специалистов. И когда они сказали, что закон чистый, мы тогда предложили его Кабмину, Кабинет Министров позже предложил его парламенту. И он тяжело, с второго чтения, с большинством в один голос, был принят. И между прочим, это было одно из предварительных условий для получения кредита МВФ, так что это были взаимосвязанные вещи. С этой группой мы впоследствии создали уже рабочую группу департамента, который переименовался в ProZorro,
– рассказал Шеремета.

Потеряв около 20% промышленности из-за Российской агрессии и 15% Валового продукта за два последующих года, экономика Украины выжила только благодаря этим не популярным действиям. Бюджет воюющей страны не мог вытянуть на себе все социальные нагрузки. Уже с 2016 года экономика Украины постепенно начинает расти, а в 2018 году вышла на уровень 2010 года. Хотя результаты могли быть значительно выше. Коррумпированная бюрократия сопротивлялась любым изменениям. И это видели и мы здесь, внутри Украины, и далеко за ее пределами – видел весь мир.

Бюрократия настолько сильно сопротивлялась, что некоторые департаменты министерств приходилось ликвидировать и перезапускать по-новому. Однако ежедневно на столы министров до сих пор ложатся огромные кипы бессмысленных бумаг, которые надо подписывать. В одной из таких куч бумаги был, например, и закон о высшем образовании, принятие которого всем миром добивались примерно 5 лет.

Переход не электронный документооборот – или как сейчас модно говорить – диджитализацию – может не просто уничтожить лишнюю бюрократию, это может нанести сокрушительный удар по коррупции. Владимир Зеленский далеко не первый президент, который это обещает сделать. И это действительно необходимо. Коррумпированная, бумажная бюрократия уже очень скоро стала на службу новой политической верхушке у которой ни желания, ни мотивации с ней бороться не было. А порядочные люди, которые дорожат своим именем послемайданное правительство очень скоро покидали.

Вот такой длинный путь прошла за 28 лет Независимая Украина от плановой советской экономики до начала экономической интеграции с Евросоюзом. Мы идем не простым эволюционным путем, и впереди нас ждет еще много изменений и испытаний, к примеру, мировой экономический кризис, который прогнозируют уже в следующем году. И это далеко не последнее испытание, которое нас ожидает. Однако и его мы выдержим, ведь не зря мы прошли такой сложный путь.

Следующие два выпуска «Незележнисть. Как это было» будут о нашей гуманитарную политику и о вызовах, которые ждали Украины на международной арене.

+Відео